Борьба с раком: истории Хепберн и Сургановой

Содержание

12 историй о борьбе с раком

Борьба с раком: истории Хепберн и Сургановой

“Правмир” много пишет о борьбе с онкологией и победе над болезнью, о помощи близким и памяти об ушедших. Сегодня, во Всемирный день борьбы против рака, предлагаем вам вспомнить несколько лучших историй.

Раньше мы обсуждали рак определенного органа, а сейчас мы обсуждаем рак с определенным генетическим отпечатком, как в случае с обычной дактилоскопией. Не важно где рак, важно какой у него «палец» генетический. Это не означает, что мы через 10-15 лет все это вылечим, но мы совершенно точно будем лечить на другом уровне. Читать далее…

Онкогематолог Сатья Ядав: Опухоли перестанут быть приговором

В будущем, используя генетические технологии, благодаря методу клеточной терапии CAR T мы сможем научить собственные клетки пациентов уничтожать злокачественные клетки и излечивать организм от рака. Трансплантации костного мозга уйдут в небытие вместе со всеми проблемами по поиску донора, регистрами костного мозга и  реакциями «трансплантат против хозяина». Читать далее…

Екатерина Чистякова: До последней капли крови

Нам остается только искать тех докторов, которые чего-то хотят, которые стремятся к развитию, и надеяться, что и остальным просто придется в какой-то момент подтянуться до этой планки. А если врач действует только по принципу «отрезал — увезите — следующий», что с этим сделаешь? Читать далее…

Катюша Ремизова. О раке, смирении и прощении

Здоровый человек может во многом рассчитывать на себя, может держать себя в руках, может создать себе какой-то определенный имидж, может делать добрые дела, ни с кем особенно не ссориться. Можно долго создавать такую видимость. А вот когда заболеваешь, вся эта «самость» резко рушится. Читать далее…

Легенда русского рака

Папа быстрее пришел в себя. Маме помогла брошюрка из больницы, что-то вроде «Лимфомы для чайников». После нее она стала реже плакать и даже без сожаления смеялась над моими шутками. Все понимали, что я могу и не вылечиться. Я тоже это понимал, но даже в этом случае не хотел, чтобы меня жалели. Читать далее…

«Я победила хондросаркому и жду третьего ребенка»

Я не знала, как мне спастись от безумной боли. Она обострялась ночью. Я даже пыталась спать в ванной: найти удобную позу для сна было просто невозможно. А потом на ровном месте сломала ногу. И тут врачи, наконец-то, увидели рак. От момента первых симптомов до диагноза прошло несколько месяцев. Читать далее…

Олеся и лейкоз: «Я должна была сама вынести себе приговор»

Для всех моих близких и друзей диагноз был шоком. Это – тяжелая информация и та информация, которую надо говорить лично. Как только я попала в больницу, я попыталась сама сообщить всем близким и друзьям. Сообщить старалась так, чтобы они поняли – я способна с этой информацией справиться, и жизнь не заканчивается! Читать далее…

Катерина Гордеева: Российская история о раке и людях

Человек – и большой, и маленький – должен понимать цикличность жизни, ее этапы, понимать, что никому еще не удавалось избежать смерти, но она же и есть – часть жизни. И от этого тоже никуда не денешься. А боимся мы совсем других вещей: боли, страха, унижения, незнания, бесправия в беспомощности. Читать далее…

Вы услышали страшный диагноз. Что дальше?

И наверняка, наверняка, после первого шока у вас обнаружатся свои методы борьбы с собой — а борьба с раком — это именно борьба с самим собой! Поделитесь тогда ими, хорошо? И самое, на мой взгляд, важное — не в наших силах знать наш жизненный срок, но в наших силах провести это время так, чтобы окружающие еще и позавидовали бы. Читать далее…

Когда врач произносит «У вас рак», ты чувствуешь, как летишь в бетонный колодец

Да, у тебя появилась дополнительная проблема, она серьезная, она требует твоих жизненных ресурсов — материальных, нематериальных, духовно-психологического состояния. Но не нужно откладывать все до тех пор, пока ты выздоровеешь. Живи сейчас, в пределах своих возможностей, насколько позволяет твое самочувствие. Читать далее…

Страшнее рака

Главный пособник запущенной, уже почти неизлечимой  онкологии — онкофобное общество. То, которое предпочитает бояться и не знать, быть инертным и парализованным собственными страхами. Читать далее…

Оливер Сакс: У меня совсем не осталось времени на неважное

Это не равнодушие, а отдаление – у меня по-прежнему болит сердце за ситуацию на Ближнем Востоке, за изменение климата, растущее неравенство между людьми, но все это больше меня не касается, эти события принадлежат будущему. Я наполняюсь радостью, когда встречаю одаренных молодых людей, – даже того, кто диагностировал у меня метастазы. Я знаю, что будущее в хороших руках. Читать далее…

Источник: https://www.pravmir.ru/luchshie-istorii-o-borbe-s-rakom/

15 Отечественных И Зарубежных Звезд, Которые Сумели Победить Рак

Борьба с раком: истории Хепберн и Сургановой

32 года

О том, что у нее рак щитовидной железы, артистка узнала в 2012 году во время диагностического обследования. Юлия отправилась в клинику, узнав, что у ее близкого друга и бывшего продюсера группы t.A.T.u.

Ивана Шаповалова была обнаружена опухоль головного мозга. Когда подозрение на рак подтвердилось, Юлия не хотела с кем-либо обсуждать эту тему.

Только годы спустя она отважилась рассказать публично, с чем ей пришлось столкнуться.

Волкова прошла через сложную операцию по удалению опухоли. Операция завершилась успешно в плане борьбы с раком, но из-за врачебной ошибки артистка могла лишь шептать — из-за повреждения ого нерва у нее пропал голос. Певица перенесла еще три восстанавливающие операции: две в Германии и одну в Корее. Сейчас Юлия говорит с хрипотцой и даже иногда выступает.

Дарья Донцова

65 лет

Популярного автора детективов Дарью Донцову рак груди застиг внезапно — на четвертой стадии. Профессор,к которому писательница попала на прием,предположила, что жить писательнице осталось месяца три.

Страха смерти, по словам Дарьи, она не испытала. Зато осознала, что у нее есть трое детей, пожилые мама и свекровь, а также домашние животные — есть те, ради кого жить. Донцова настроилась на победу.

Как призналась позже, она знала, что не умрет.

Писательница прошла лучевую терапию, химиотерапию,операцию. Знаменитость убеждена, что с болезнью шутить нельзя — помогают победить ее именно эти методы, и ни в коем случае не стоит терять драгоценное время на посещение экстрасенсов.

Писательница подкрепила курс лечения усиленными занятиями спортом. Любимое дело также помогает Дарье — она пишет каждый день.

По ее убеждению, только работа человека над собой помогает выбраться из ямы и двигаться вперед, несмотря ни на что.

Светлана Сурганова

48 лет

Рок-музыкант Светлана Сурганова столкнулась с раком кишечника, когда ей еще не было 30 лет. Хотя диагноз был поставлен на второй стадии, певица боролась с заболеванием восемь лет.

Педиатр по образованию, Светлана сама почувствовала, что с ее организмом происходит что-то неладное. Симптомы проявлялись как по учебнику, но с обращением к врачу певица медлила.

И только внезапная нестерпимая боль вынудила ее обратиться в больницу.

Медики не давали артистке никаких гарантий… Оперируя раковую опухоль сигмовидной кишки, врачи были вынуждены сделать отверстие в брюшной полости, вывести наружу трубку и прикрепить к животу мешочек, с которым пришлось жить и выступать несколько лет. Лишь пятая полостная операция помогла Светлане вернуться к нормальной жизни.

Вспоминая о том кошмаре, Светлана призывает всех внимательно относиться к своему здоровью и вовремя посещать врачей. Певица осознала, что «проверять свой организм нужно, несмотря на неприятные процедуры».

В этом с ней однозначно согласятся медицинские эксперты: доказано, что благодаря ранней диагностике можно спасти от развития рака кишечника 9 из 10 пациентов. Наиболее эффективным на сегодняшний день методом диагностики колоректального рака признана скрининговая колоноскопия.

С возрастом риски КРР увеличиваются, и по наступлению 40 лет врачи однозначно рекомендуют пройти процедуру. Далее колоноскопию стоит делать хотя бы раз в 5 лет.

Лайма Вайкуле

63 года

Латвийская певица столкнулась с раком груди в 1991 году. Лечилась в зарубежной клинике, но врачи не давали радужных прогнозов. Шанс был – 20 процентов. И Лайма в эти проценты попала, выздоровела, и с тех пор постоянно поддерживает всех, кто столкнулся со страшным диагнозом.

Андрей Гайдулян

33 года

24 июля 2015 года звезде сериала «СашаТаня» Андрею Гайдуляну был поставлен диагноз лимфома Ходжкина. Узнав о своей болезни, артист сразу же отправился на лечение в Германию.

Из-за постоянно возрастающей опухоли в горле Гайдулян не мог нормально дышать, постоянно кашлял и практически не говорил. На протяжении нескольких месяцев Андрей проходил курс химиотерапии, и вскоре его состояние стало улучшаться.

Однако неожиданно в социальных сетях стала распространяться информация, что актеру срочно необходима дорогостоящая операция, на которую нужны большие деньги.

Поклонники Гайдуляна стали перечислять крупные суммы на указанные счет, но впоследствии оказалось, что сбор денег осуществляли мошенники. Узнав об этом, Андрей поспешил предупредить своих поклонников, что он находится в стабильном состоянии, и нет необходимости его оперировать.

«Я хочу сказать, что действительно я лечусь. Лечусь в Германии. Нахожусь здесь уже месяц. Слава Богу, у меня все в порядке, не знаю уж, вашими молитвами или руками врачей. Я начинаю выздоравливать. В нашей болезни произошел переломный момент. Мы видим, что все идет в правильном направлении, и я двигаюсь к выздоровлению. Поэтому я хочу всех-всех-всех от души поблагодарить.

Каждая мысль ваша, каждое слово… Мне очень приятно. От кого-то я получаю звонки и эсэмэски. Я благодарен вам. И если я о чем-то и прошу, то только о ваших молитвах. Дай Бог, скоро вернусь в Москву и буду заниматься тем, чем занимался. Кого-то буду радовать, кого-то буду раздражать своим творчеством. Буду жить, как и жил. И еще лучше.

Дай Бог, с Богом, спасибо всем вам», — поблагодарил своих поклонников Гайдулян.

Уже в октябре 2015-го невеста Андрея опубликовала снимок с актером, который подписала: «Друзья, спасибо всем за поддержку! У нас все хорошо!» На фото артист выглядел счастливым и здоровым. С каждым месяцем состояние звезды ТНТ улучшалось, и уже перед Новым годом Гайдулян вернулся в Москву.

А в сентябре 2016 года Андрей сыграл свадьбу со своей возлюбленной Диановой Очиловой, которая все это время поддерживала его в борьбе с тяжелой болезнью. Сейчас артист постепенно возвращается к работе на телевидении и в кино.

Кроме того, в апреле этого года стало известно, что он готовится впервые стать отцом.

Источник: https://pure-t.ru/posts/15-otechestvennyh-i-zarubezhnyh-zvezd-kot/

Дважды пережившая рак минчанка говорит о том, чего никто не хочет знать

Борьба с раком: истории Хепберн и Сургановой
Татьяна Гусева

За 20 лет Ирина Жихар дважды перенесла рак. И за это время обрела смысл жизни. Сегодня бывшая онкопациентка помогает не упасть духом тем, кто вот-вот может сломаться. Татьяна Гусева записала ее монолог.

«Открываю карточку, вижу свой диагноз и теряю сознание…»

История ее болезни началась, когда Ирине было 27.

— Я поступила в аспирантуру, работала в элитной школе. У меня был жених… Мне поставили доклинический диагноз: рак околоушной слюнной железы, четвертая стадия. Потом выяснилось, что только третья.

Никто в этом не виноват, кроме меня самой. Если бы у меня были правильно расставлены приоритеты в жизни, я сразу обратилась бы к врачу, почувствовав неладное. Доброкачественную опухоль удалили бы, и все лечение заняло бы три дня.

Я сама довела себя до такого состояния.

Когда меня направили в больницу, я рыдала. Какое лечение, если моя жизнь уже распланирована? Врач решила, что я знаю свой настоящий диагноз, дала карточку в руки и отправила на рентген.

Мужчина в очереди, увидев мои слезы, решил успокоить: «Вы не понимаете своего счастья! Что же вы плачете? Если бы у вас был рак, вам бы карточку на руки не дали».

Я машинально открываю карточку, вижу свой диагноз и теряю сознание…

Помню, пошла в лес, долго ходила, думала, что сказать маме. Когда вернулась в больницу, врач обняла меня: «Я думала, вы пошли топиться».

— Так скажите, есть ли у меня рак? — спросила я. Если бы врач ответила, не медля и не опустив глаза, я бы поверила, что рака у меня нет.

Ирина Жихар — минчанка. Закончила педагогическое отделение химического факультета БГУ и по распределению два года отрабатывала в средней школе деревни Звеняцкое Хойникского района (Чернобыльская зона). Затем была учителем химии и завучем в минских школах. Сегодня она — директор «Центра поддержки онкопациентов».

Андрей Ленкевич

Онкологи всегда оценивают психологическое состояние больного, прежде, чем сказать ему диагноз. Хорошо, что я его узнала, потому что отношусь к тому типу людей, которые должны понимать все риски и опасности. Иначе у меня не появилось бы отчаянное желание жить.

Я считаю, нужно говорить больному о диагнозе, каким бы он ни был страшным, потому что никто — ни медики, ни родственники — не имеет права распоряжаться жизнью другого человека.

Любимый человек не выдержал этого бремени. У него не хватило мужества сказать, что ему не нужна больная жена. Он хотел, чтобы я сама приняла решение, быть ли нам вместе. Потому что как бросить онкобольную? Тебя все будут осуждать: у нас общий круг знакомых…

Узнав, что у вас рак, друзья боятся смотреть вам в глаза. Ты для них уже покойник.

Несколько лет назад, пережив второе заболевание раком, Ирина Жихар стала работать с онкопациентами в группах.

— Победить рак — это не просто выздороветь. Это значит изменить свое отношение к жизни и понять: «Зачем ты в этот мир пришел и что ты должен сделать?».

Именно так я приняла решение переориентировать свой общественный путь на сферу онкологии. Первыми на меня ополчились родственники. Они принесли маме газету с моим интервью: «Как она может говорить об этом вслух?»- не понимали.

Мама попыталась им объяснить, что я хочу помогать людям. Но они так и не поняли.

…Мамин уход дал мне прочувствовать, как это — быть не одному в болезни. Когда болеет твой близкий человек… Я поняла, что чувствует тот, кто рядом… Бессилие, беспомощность… — Ирина не прячет слёз. — Болезни показали мне, что я должна в жизни успеть сделать главное, а не все, что хочется.

Болезни показали мне, что я должна в жизни успеть сделать главное, а не все, что хочется.

В Беларуси раньше не было групп, в которых женщины, которые перенесли рак, работали с новыми онкопациентами.

— В нашей стране это начинала делать Ирина Козулина. Как онкопациентка она знала, как важно, чтобы люди поддерживали друг друга.

Андрей Ленкевич

Я не могу объяснить здоровому человеку, что чувствую во время химиотерапии и после нее, а когда мы вместе с кем-то это пережили, естественно делиться опытом.

Последствия лечения онкозаболевания очень индивидуальны. Его особенность в том, что здесь нет стандартных реакций. Если тебе делают химиотерапию, не обязательно выпадут волосы.

Но пока ты не пройдешь курс лечения, ты об этом не знаешь. И так на каждом этапе лечения.

«К великому сожалению, наши раковые больные молчат»

Ирину в ее начинании поддержали врачи.

— Медикам нужен голос излечившегося пациента. Иначе как доказать, что онкозаболевание лечится?

Два года назад Ирина возглавила уже специальный «Центр поддержки онкопациентов».

— К великому сожалению, наши раковые больные молчат. Кто-то боится сглазить. Кто-то считает, что рак заразен. Другие, узнав диагноз, не могут смотреть вам в глаза, потому что для них ты уже покойник.

Звонит знакомая, спрашивает, как уговорить подругу раковой больной, чтобы та с ней разговаривала.

Вам любая онкопациентка расскажет: у всех у нас есть друзья, которые, узнав о вашем диагнозе, перестают с вами общаться.

В СМИ часто пишут и говорят о смерти от рака. А в том, что человек несколько десятков лет прожил после того, как ему поставили диагноз (возможно, так и не победив свои вредные привычки), никто не стремится разобраться. Зато обязательно напишут: умер от рака.

Еще тогда, в 2011-м, когда мы начинали создавать группы поддержки с онкопациентов, из 30 человек я одна была готова выступить перед журналистами. Сегодня уже пара десятков человек, которым ставили диагноз «рак», осмеливаются выступать в прессе.

Сегодня в Беларуси фактически нет общественных субъектов, которые могли бы стать полноценными партнерами медицинским и социальным учреждениям для обсуждения вопросов, связанных с качеством жизни людей с онкологией. «Центр поддержки онкопациентов», созданный два года назад, может стать такой значимой опорой для больных. Андрей Ленкевич

«За что рак послали мне, а не бомжу или алкоголику?»

— Верующий человек знает, что он грешен. Но он так же знает, что ни один волос не упадет с его головы без ведома Бога. Отсюда понимание, что если Бог послал это испытание, значит, даст тебе силы с ним справиться.

Страшно, когда человек верующий разочаровывается. Наши люди считают, что вера — это как страховка от болезней и несчастий. А когда она не срабатывает, они перестают верить. Я это наблюдала много раз на протяжении полутора лет, пока проходила лечение.

Когда я заболела в первый раз, загоняла себя вопросом «за что в яму?» Вспоминаю хирурга, который говорил нам с мамой, что всего 5% вероятности, что он сохранит мне лицо. Помню, как первый раз молилась — на рассвете перед операцией. А когда пришла в себя, услышала счастливый голос хирурга: «Ты будешь улыбаться!».

Мама после призналась, что знала, что так будет. В день операции она молилась и услышала голос: «Все будет хорошо».

Андрей Ленкевич

Я часто слышу вопрос «за что?» Женщины рассуждают: «Я мужу верна, детей хорошо воспитывала, в церковь хожу, пожертвования делаю, а тут вдруг Бог послал болезнь. Почему бомжам не посылает? За что мне?».

Это обычная человеческая слабость. Сможет ли человек подняться над ней? Не надо смотреть на бомжей, алкоголиков, насильников, убийц. Ты в ответе за свою жизнь, а они — за свою. И тогда обида «за что?» перейдет в вопрос «для чего?».

Для меня вопрос «за что?» перестал существовать.

Большая проблема белорусов — ориентироваться в своей жизни не на собственную индивидуальность, уникальность, а на общественное мнение. Оказывается, самое главное — что обо мне скажут окружающие. Люди не хотят допустить мысль, что пришли в мир со своей миссией, и она не зависит от того, что о тебе скажут. Люди снимают с себя ответственность за свою жизнь. С такой психологией рак не победить.

Когда человек становится самим собой, принимает себя со всеми своим достоинствами и недостатками, он перестает думать, сколько ему осталось. Он каждый день своей жизни наполняет смыслом.

Андрей Ленкевич

За три отпущенные ей месяца Одри Хепберн (у нее был неоперабельный рак кишечника) пишет книгу «Жизнь, рассказанная ею самой. Признания в любви». Умирающий человек говорит о любви.

И кто победил рак? Тот, кто прожил 30 лет после лечения, не понимая — зачем. Или она, прожившая три месяца, оставив такое наследие? Когда мне плохо, я читаю Одри Хепберн. Ее книга — источник оптимизма.

Одри Хепберн. Британская и американская актриса, фотомодель и гуманитарный деятель. Получила «Оскар» в 1954 году за лучшую женскую роль в фильме «Римские каникулы» и в том же году начала сотрудничать с ЮНИСЕФ, участвуя в радиопередачах, специальных миссиях, в том числе, в «горячие точки» мира.

По словам родных, общественная деятельность занимала большую часть времени Одри. По возвращении из миссии в Сомали и Кении осенью 1992 года актрисе поставили диагноз «рак толстой кишки».

В том же году президент США наградил ее президентской медалью свободы в знак признания ее работы в рамках ЮНИСЕФ, а Американская Академия Киноискусства — Гуманитарной премией им. Жана Хершолта за ее помощь человечеству. Эта награда была присуждена ей посмертно и вручена ее сыну в 1993 году. madewish.

ru

P. S. Собрания групп взаимопомощи обычно проходят на базе территориальных центров соцобслуживания населения или в библиотеках.

Люди рассказывают о собственном опыте борьбы с недугом. Выступают с лекциями специалисты местных онкодиспансеров, профильных отделений больниц, поликлиник.

На базе Минского городского клинического онкодиспансера работает «Школа онкопациента». Темы формируются исходя из предпочтений больных; вопрос можно задать лично или на сайте oncopatient.by, прислать по электронной почте.

Материал подготовлен консорциумом «Евробеларусь» в рамках издания журнала «Асоба».

Источник: https://imenamag.by/posts/dvazhdy-perezhivshaya-rak-minchanka-rasskazyvaet-o-tom-chego-nikto-ne-hochet-znat

Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями (World Cancer Day) ежегодно отмечается 4 февраля. Он был учрежден Международным союзом борьбы против рака (International Union Against Cancer, UICC) с целью привлечения внимания мировой общественности к этой глобальной проблеме.

ВОЗ: употребление колбасы и бекона может способствовать развитию рака

Ежегодно Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями имеет свою тему. В 2015 году он проходил под девизом: «Рак. Недалеко от нас». В этом же году Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями проводится под девизом: «Мы можем. Я могу», призывая осмыслить то, что может сделать каждый в борьбе против этой болезни и какой внести вклад в кампанию против рака.

Онкология остается одной из основных причин смертности в России. Каждый год полмиллиона человек заболевают и 300 тыс. умирают. Примерно треть больных умирают на первом году после выявления болезни. Среди основных причин, формирующих заболеваемость раком, лидирующую позицию занимает неправильное питание – до 35%. На втором месте курение – до 32%.

 

Петербург считается одним из лидеров по количеству онкобольных. Ежегодно регистрируется около 20 тыс. новых случаев заболеваний, на учете стоят более 125 тыс. человек, а умирают от рака около 13 тыс. человек в год.

Чаще всего в Северной столице ставят диагноз «рак молочной железы». В среднем в год регистрируются около 2,5 тыс. вновь заболевших женщин. Затем по распространенности идут рак кожи, рак толстой кишки и прямой кишки.

У мужчин преобладают рак легкого и предстательной железы.

Осенью 2015 года Смольный подписал распоряжение о создании единой комиссии, которая займется вопросами совершенствования организации и развития онкологической службы в городе. Важную роль в объединении играют клинические психологи, которые будут работать на базе одного центра. Сейчас в городе успешно работают лишь пять таких специалистов в разных отделениях.

Онкобольным требуется не только медикаментозное лечение, но и серьезная психологическая помощь. Для многих очень сложно принять то, что у них обнаружен рак, и найти в себе силы для борьбы с заболеванием. Нередко психологическая помощь требуется и родственникам пациентов, которые не всегда понимают, как правильно поддержать близкого человека, которому поставили диагноз «рак».

Санкт-Петербург.ру присоединяется к Всемирному дню борьбы с раком и публикует пять историй известных людей, которые одержали победу в борьбе с болезнью.

Борьба с раком: истории Хепберн и Сургановой

Борьба с раком: истории Хепберн и Сургановой

Еще несколько лет назад в России эта тема не обсуждалась совсем. И даже близкие подруги не делились друг с другом своими опасениями и тревогами. И не только потому, что было стыдно. Но еще и потому, что никаких тревог просто не ощущали.

А тем временем в этой информационной тишине наследственность, неправильный образ жизни, а часто просто элементарная безответственность по отношению к своему здоровью делали свое злое дело. И вот сегодня колоректальный рак вышел на второе место по уровню смертности от онкологии.

Более 90% заболевших — люди старше 40 лет. Врачи буквально кричат и призывают нас всех услышать: эту болезнь можно предотвратить. Толстый кишечник — это словосочетание теперь не является «интимным».

За появлением новообразований в этой части организма надо следить особенно внимательно, так как часто начало болезни протекает практически бессимптомно. При этом часто заболевание развивается из патологий смежных органов, которые мы не лечим или машем рукой, мол — «само рассосется».

ОДРИ ХЭПБЕРН УПУСТИЛА ВРЕМЯ

Несмотря на ее неотразимую экранную улыбку, ее жизнь не была радужной. Личные отношения приносили большие душевные переживания, рацион питания был далек от идеального — частые диеты, голодания для поддержания формы.

Красавица и замечательная актриса много снималась, участвовала в общественной жизни, воспитывала трех разновозрастных детей, а также занималась благотворительностью, часто посещая голодающее население африканских стран.

Ведя подобный образ жизни, она имела все шансы заработать себе не одну болячку. Но следить за состоянием своего здоровья Одри было некогда.

В результате в возрасте 63 лет Одри Хепберн поставили диагноз — опухоль толстой кишки, которая, по словам врачей, была вовремя прооперирована, послеоперационный диагноз был обнадеживающим. Но через три недели актрису вновь госпитализировали с острой болью в животе.

Анализы показали, что опухолевые клетки из толстой кишки метастазировали в соседние ткани. Это говорило о том, что жить актрисе осталось всего несколько месяцев. Одри Хепберн скончалась 20 января 1993 года.

ШЭРОН ОСБОРН

Популярная британская телеведущая, писатель и жена известного рок-музыканта Оззи Осборна Шэрон в 1999 году перенесла операцию — шунтирование желудка, в результате она похудела со 104 до 47 кг.

Через три года у Шэрон был диагностирован рак толстой кишки, который распространился на лимфатические узлы, представляя большую опасность для жизни.

К сожалению, врачи давали неутешительные прогнозы. Вероятность выживания составляла 30-35%. Лечение было долгим, мучительным, но успешным. Шэрон удалось справиться с болезнью и победить рак.

СВЕТЛАНА СУРГАНОВА

С детства Светлана страдала от заболеваний желудочно-кишечного тракта. С возрастом, когда она выбрала карьеру музыканта, образ жизни, связанный с разъездами, концертами и неправильным питанием, усугубил течение негативных процессов в организме.

Все началось в 1997 году в возрасте 29 лет. Светлана рассказывает, что сама почувствовала внутри что-то не то, но даже будучи медиком по образованию и подозревая у себя симптомы возможной онкологии, долго боялась идти к врачу. Занималась самолечением.

Но боли усиливались, невозможно было есть, стремительно уменьшался вес. К тому же все усугубилось надрывом в кишечнике, когда однажды, будучи в гостях, Светлана попыталась поднять тяжелую гирю. Попала в больницу, перенесла операцию.

Выяснилось: полип в кишке стал злокачественным. Обнаружили рак ободочной кишки второй стадии.

Опухоль удалили, но пришлось сделать отверстие в брюшной полости и вывести наружу трубку и прикрепить к животу мешочек, в который в течение нескольких лет предстояло ходить в туалет. Светлана выжила. Несмотря на физические и психологические страдания, сопровождавшие ее выздоровление, она справилась с болезнью. Но следить за своим здоровьем продолжает по сей день.

Статистические данные

Каждый год во всем мире регистрируется около 1 миллиона случаев колоректального рака.

Этот тип рака стоит на 2-м месте в структуре заболеваемости онкологией у женщин, уступая лишь раку молочной железы. У мужской части населения он находится на 3-м месте после рака лёгких и предстательной железы.

Сегодня количество лиц, страдающих колоректальным раком, выросло и в странах, где исходно низкие показатели заболеваемости. Это происходит потому, что рак толстой кишки — один из самых чувствительных к питанию.

Так, у японцев и африканцев с понижением употребления растительной клетчатки и увеличением потребления красного мяса шкала смертности от онкологии пошла вверх, приблизившись к европейской.

По данным экспертов ФГБУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» Министерства здравоохранения РФ колоректальный рак является одной из ключевых причин смерти россиян среди всех раковых заболеваний, занимая второе место по уровню смертности. Каждый год в России выявляется более 50 000 новых случаев рака толстого кишечника.

Колоректальный рак имеет несколько стадий развития. Каждая из них характеризуется разным уровнем поражения тканей и наличием метастазов в других органах, что влияет на выживаемость заболевшего.

Как правило, в нашей стране рак данной локализации диагностируется на довольно запущенных стадиях, с выживаемостью менее 40%. При своевременной постановке диагноза 9 из 10 пациентов могут быть спасены.

Поэтому ранняя диагностика имеет огромное значение для выявления доброкачественных и злокачественных патологий, уменьшая риск их дальнейшего развития.

Заболевание может начаться как один либо несколько полипов, которые развиваются в стенке ободочной или прямой кишки. По мере роста опухоль вторгается в стенку кишечника, далее распространяется через кровеносные и лимфатические сосуды в близлежащие лимфатические узлы, а затем в другие органы, например, в печень, легкие.

Не одинаков и процент локализации колоректального рака в разных отделах толстой кишки. Важным фактором риска является наследственная предрасположенность.

К случаям рака толстой кишки наследственного генеза входят синдром Линча (неполипозный семейный рак толстой кишки), а также опухоли, которые исходят из гамартомных и аденоматозных полипов.

Зоны риска

  • Возраст старше 40 лет.
  • Воспалительные явления и заболевания в различных отделах ЖКТ (наследственный семейный полипоз, язва, колиты, болезнь Крона, воспаление кишечника, кровь в стуле).
  • Наличие инфекции, патогенных микробов в органах желудочно-кишечного тракта.
  • Употребление некачественной и неполноценной однообразной пищи.
  • Наличие в ежедневном рационе продуктов из красного мяса, переработанного мяса; малое потребление продуктов, содержащих растительную клетчатку.
  • Злоупотребление алкоголем, длительный прием ряда антибиотиков.
  • Малоподвижный образ жизни, сидячая работа.
  • Лишний вес.
  • Повышенный инсулин.

Меры профилактики

  • Проведение скрининговых обследований.
  • Физическая активность.
  • Лечение заболеваний ЖКТ.
  • Стрессоустойчивость и поддержание психологического комфорта.
  • Поддержание нормального уровня глюкозы и инсулина в крови.
  • Усиление приема растительной клетчатки.
  • Снижение потребления красного мяса, алкоголя и табака.
  • Применение гормональной терапии (для женщин после менопаузы).

ДИАГНОСТИКА

Предупрежден — значит, вооружен. Зная о факторах риска, нужно постараться обезопасить себя и периодически проходить скрининг.

Золотым стандартом диагностики колоректального рака является эндоскопическая колоноскопия. Проводится путем введения эндоскопа — гибкого тонкого аппарата, оснащенного световодом и видеокамерой, — через задний проход. Яркое освещение и высокая разрешающая способность обеспечивают тщательный осмотр просвета, стенок и слизистой оболочки толстой кишки.

Для особо стыдливых отдельно скажем, что пациент лежит на кушетке на боку и аккуратно прикрыт простыней. А вовсе не стоит в «позе рака», как предполагают некоторые дамы на форумах. Как правило, болезненных ощущений колоноскопия не вызывает, но при желании процедуру можно пройти под наркозом.

 Исследование дает возможность оценить состояние толстой кишки на протяжении всей ее длины.

Вовремя проведенная процедура позволяет не только обнаружить опухоль или иное образование в кишечнике, но также при необходимости сразу взять биопсию для дальнейшего анализа или провести лечебные манипуляции. Например, удалить полипы, которые считаются предраковым заболеванием.

Подготовка к колоноскопии

От качества подготовки к колоноскопии напрямую зависит точность постановки диагноза и вероятность выявления рака на ранних стадиях.

Хорошая подготовка позволяет выполнить детальный осмотр всего толстого кишечника и выявить даже мельчайшие образования.

При этом процесс подготовки не является долгим и сложным, длится обычно 2-3 дня, и в основе его — соблюдение бесшлаковой диеты и прием очищающего препарата накануне. В любой клинике врач выдаст вам подробную памятку по подготовке к процедуре.

Не надо бояться, если бояться нечего

Если вы находитесь в зоне риска, то бояться надо самой болезни, но не обследования. Человеческая психика устроена таким причудливым образом, что то, чего мы боимся, предпочитаем не знать.

Когда взрослый человек не идет обследоваться, боясь узнать что-то плохое, выглядит он как ребенок, который зажмуривается при виде большой собаки: «Я тебя не вижу — значит, тебя нет». Только последствия могут быть гораздо более серьезными.

Не подвергайте себя опасности и будьте здоровы.

Источник

Источник: http://snovenie.ru/borba-s-rakom-istorii-hepbern-i-syrganovoi.html

На войне как на войне: одна история борьбы с раком

Борьба с раком: истории Хепберн и Сургановой

Напуганный мужчина средних лет проходит по длинному коридору в хвост бесконечной очереди.

Перед ним девушка из Рязанской области — она «крайняя». Слово «последний» она старается не употреблять — плохая примета, как у летчиков. Девушка ждет диагноза уже третий месяц. Мужчина средних лет, назовем его Павел, встает за ней в очередь и набирается терпения. У него еще есть время, чтобы ждать.

Спустя год Павел снова в онкоцентре. Пройдя несколько кругов ада — отчаяния и беспомощности в государственной больнице, надежды и разочарования в одной из клиник Германии, — он оказывается в другой российской клинике.

Сегодня все по-другому. В клинике свежий ремонт, стены выкрашены в оптимистичный светло-зеленый цвет, на них висят красочные картины с пейзажами. Но главное — сегодня ему не нужно ждать, чтобы получить помощь. Время для Павла теперь критично: эта клиника — его последняя надежда на жизнь.

Пока есть время

У большинства людей в России, которые приходят за помощью к онкологам, болезнь уже зашла достаточно далеко. Часто это третья, а то и четвертая, стадия рака с метастазами.

В такой ситуации на счету каждый день. Вылечить больного с третьей-четвертой стадией вряд ли возможно, но можно дать ему несколько лет полноценной жизни. При правильной терапии человек сможет прожить еще пять, а то и 10–15 лет — прогноз во многом зависит от того, как быстро после обнаружения рака начнется лечение.

Павел обратился в государственный онкоцентр, когда на рентгене легких при обычном профилактическом осмотре в поликлинике у него обнаружили подозрительное затемнение. Около двух месяцев он ждал своей очереди, чтобы пройти полное обследование у онколога. В итоге компьютерная томография (КТ) подтвердила диагноз «рак легкого».

Некоторые пациенты — те, у кого есть деньги, — не выдерживают и уезжают за границу, где от первого приема до назначения терапии проходит три-четыре дня.

«Но в частных клиниках в России тоже можно пройти обследование на современном оборудовании быстро и начать лечение», — говорит врач..

Большая проблема государственных онкологических центров — в их загруженности. Пациент может проходить все обследования до трех-четырех месяцев. При онкологических заболеваниях такое долгое ожидание критично — оно может стоить нескольких лет жизни.

Другие проблемы, с которыми сталкиваются онкологические пациенты, — нужные препараты недоступны по системе обязательного медицинского страхования (ОМС), нет достаточного количества оборудования для точной диагностики. В ожидании лекарств и процедур могут пройти недели, а то и месяцы.

Depositphotos.com

Найти и обезвредить

Есть два основных типа рака легкого — мелкоклеточный и немелкоклеточный. Второй тип встречается чаще, у него есть еще несколько подвидов. Когда человек получает диагноз «рак легкого», необходимо уточнить тип опухоли. В зависимости от этого в международных протоколах предусмотрено шесть разных линий лечения, которые включают разные препараты.

Когда Павел проходил обследование в государственном онкоцентре, ему назначили лечение сразу после КТ. Тип его опухоли уточнить не удалось.

Для этого нужно было бы сделать биопсию — исследование опухолевой ткани.

Но опухоль у Павла была расположена в труднодоступном месте, и в клинике просто не было нужного оборудования, чтобы провести процедуру, так что врачам пришлось назначить лечение «на глаз».

Была у этого решения еще одна причина, кроме трудности процедуры, — государство оплачивало больнице по ОМС всего одну линию лекарств для лечения рака легкого (вместо положенных шести).

Чтобы назначить правильное лечение, нужно много информации: возраст, пол, стадия болезни, тип и подвид опухоли, количество и локализация метастазов. Обязательно нужно провести исследование тканей опухоли. Альтернативный вариант — назначить то, что есть, или то лечение, которое чаще всего помогает при этом диагнозе, и надеяться, что именно этому пациенту оно подойдет.

Новый горизонт

Павел послушно ходил на химиотерапию в онкоцентр каждые три недели, но ему становилось все хуже. Друзья, которые раньше сталкивались с онкологическими заболеваниями, посоветовали ему обратиться в европейскую клинику. Павел выбрал Германию.

В немецкой клинике ему наконец сделали биопсию и поставили точный диагноз — аденокарцинома. Опухоль поразила одно легкое, а во втором уже появились метастазы. Но главное — еще не было метастазов в брюшной полости, в мозге и в других органах. А это значило, что шансы выжить — и жить — у Павла были.

Немецкие врачи назначили стандартный курс лечения при аденокарциноме — шесть курсов химиотерапии. Деньги на лечение собирали всем миром, полученной суммы хватило ровно на «химию» и дешевый номер в отеле на окраине Берлина.

Первые три курса химиотерапии прошли успешно, и Павел почувствовал себя лучше. В один из вечеров он вышел из отеля, прогулялся по городу, заказал кружку темного пива в одном из баров. Он начал осторожно надеяться, что вскоре сможет вернуться к нормальной жизни и наконец забыть ад, через который прошел.

Но следующие три курса «химии» все изменили. С каждым разом было все тяжелее переносить побочные эффекты, и основная болезнь снова начала прогрессировать. Павел лежал в номере своего отеля и стонал от боли. Комната пропиталась запахами тошноты и отчаяния.

Если бы Павел обратился к врачу из немецкой клиники, где он проходил «химию», скорее всего, ему бы помогли: назначили дополнительные обследования, поменяли схему терапии. Но он слишком устал, да и денег на то, чтобы продолжать лечение в Германии, не было.

Когда закончились все шесть курсов химиотерапии и побочные эффекты ушли, Павел почувствовал небольшое облегчение. Но немецкие врачи не стали обнадеживать: это временно, ведь болезнь продолжала прогрессировать. Пока его состояние снова не ухудшилось, мужчина решил вернуться домой, чтобы провести оставшееся время с семьей.

Pixabay.com/CC0

Профилактика лучше всего

Андрей Пылев рассказывает, что многие пациенты приходят к нему «не от хорошей жизни», когда болезнь уже запущена или поставить точный диагноз никак не получается.

При этом, если выявить и правильно лечить рак на ранней стадии, человек может достичь длительной, а то пожизненной, ремиссии, когда в организме больше не выявляются раковые клетки, — при онкологических заболеваниях это считается выздоровлением.

Если у человека есть обоснованные подозрения, что с ним что-то не так — плохая наследственность, сильные боли, резкая потеря веса и так далее, — имеет смысл пройти тщательное обследование. При подозрении на рак лучше спросить мнения как минимум двух врачей.

«Был у меня случай, когда привезли пациентку с метастазами, которая не знала, где у нее опухоль. Результаты исследования кишечника были чистыми. Мы сделали повторную колоноскопию и обнаружили огромную опухоль, которую каким-то образом не заметили при первом обследовании»,— рассказывает врач.

Правда, врачи в онкоцентрах не очень любят пациентов с канцерофобией — людей с навязчивыми мыслями о том, что у них может быть рак. Такие пациенты требуют многочисленных исследований без особых показаний и отнимают время у людей, которым действительно нужна помощь.

Сегодня многие приходят к врачам с результатами анализов крови на онкомаркеры — превышение границ нормы вызывает у них панику. Иногда такие анализы они сдают сами, иногда, к сожалению, их назначают врачи.

Правда в том, что онкомаркеры никак не могут быть средством скрининга и первичной диагностики рака. Их используют только для подтверждения диагноза и наблюдения за эффективностью лечения (единственное исключение — маркер рака простаты, который используется и для диагностики). Даже повышенные значения онкомаркеров не говорят о наличии болезни.

Главное, что может сделать человек для того, чтобы поймать рак на ранней стадии, — регулярная диспансеризация.

«Анализы, УЗИ брюшной полости, рентген легких. Для женщин — осмотр у гинеколога и у маммолога. Когда возникают подозрения на рак, обязательно нужно сделать биопсию. И если диагноз подтвердится, нужно уточнить тип опухоли и скорее начать лечение. Сделать это можно и в России — у нас есть возможности лечить 99% онкологических пациентов не хуже, чем за рубежом», — конкретизирует врач.

pixabay.com/CC0

Возвращение

На родину Павел вернулся, что называется, «доживать». Но родные были не готовы сдаваться и уговорили его пройти еще один курс лечения. В качестве последнего шанса Павел обратился в частную онкологическую клинику в России.

Чтобы продолжать лечение в Германии, не было ни денег, ни моральных сил. Лечение в Москве оказалось как минимум в два раза дешевле, не считая затрат на перелеты и отели.

Павел влез в долги, но решил дать себе еще один шанс победить болезнь.

Врачи провели генетическое исследование аденокарциномы и обнаружили, что опухоль Павла — нетипичная. В ней определили особые мутации, которые обычно не встречаются при его диагнозе, — это объяснило врачам, почему предыдущее лечение было недостаточно эффективным.

Каждая опухоль может содержать самые разнообразные мутации — те самые «сбои в системе», которые вызывают бесконтрольное деление клеток и в итоге приводят к раку. Есть мутации, типичные для каждого вида опухоли, а есть нетипичные.

Если опухоль содержит нетипичную мутацию, неудивительно, что стандартное лечение на нее не действует. Тогда необходимо назначить специальные, таргетные, препараты именно против этой мутации.

Павел начал получать таргетное лечение и почувствовал себя гораздо лучше. Объем опухоли уменьшился на 80%. К сожалению, за время предыдущей терапии, которая не совсем подходила Павлу, его опухоль успела стать большой.

Если бы правильное лечение начали раньше, можно было бы существенно продлить Павлу активную жизнь. Этого не прозошло, и потерянное время на неадекватную терапию ухудшили прогноз выживаемости. А пока Павел продолжает лечение.

Недавно у него родился внук.

Источник: https://health.mail.ru/news/na_voyne_kak_na_voyne_odna_istoriya_borby_s/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.